Кара за хебрис. Глава 2.1

/ Просмотров: 39

Кара за хебрис

Оглавление

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава первая

Удар при посадке был настолько сильным, что обшивка корабля треснула, и в образовавшуюся щель ворвался ледяной воздух. Пассажиры ахнули и затаили дыхание. Борт 347 отрикошетил от бетонных плит, подпрыгнул, взвившись волчком, и снова упал.

- Это все? – заикаясь, спросил сидевший по левую руку от Хельды мужчина. – Мы живы? – кровь из прокушенной губы тонкой струйкой стекала по его подбородку.

- Кажется, да, – Хельда отстегнула ремни безопасности и попыталась подняться. Колени болели от удара в спинку переднего сиденья. Верхние полки для багажа перекосило, и Хельда долго не могла достать свой большой чемодан. – Вся моя жизнь, – сказала она.

- Что, простите? – помощник капитана суетился, помогая пострадавшим пассажирам.

- Ничего, – Хельда вздохнула и начала проталкиваться к выходу.

На улице завывали пожарные машины. Медперсонал толпился возле трапа, спрашивая, выбиравшихся пассажиров, не нужна ли им помощь. Хельда вглядывалась в лица собравшихся людей, ища среди них того, кто должен был ее встречать. Так, по крайней мере, сказал работодатель:

- Не волнуйтесь, мадам, мы не дадим вам заблудиться на нашей планете.

Высоко в небе пролетел еще один корабль, заходя на посадку. «Может, они что-то напутали и ждут меня в бизнес классе?» – подумала Хельда. Она поставила чемодан на колеса и покатила его по замерзшему бетону в зал ожидания. В голове вертелась какая-то песня, слов которой она так и не могла вспомнить. Только мотив, который насвистывал Фрэнк, за день до того как они расстались. «Кольцо!» – вспомнила Хельда. Она оставила его в корабле… «Ну и черт с ним! С кольцом, кораблем, прошлой жизнью! Мне двадцать пять, и это еще не тот возраст, в котором поздно начинать все заново. Шанс есть всегда. Нужно лишь сесть на самый дешевый межпланетный корабль и лететь на богом забытую планету, о которой ты ничего не знаешь. И пусть прошлое катится в тартарары вместе с Фрэнком и обручальными кольцами…»

Хельда поймала такси и назвала водителю записанный на клочке бумаги адрес. Она хотела отвлечься и посмотреть город, но начавшаяся метель превратила улицы в сплошную белую кашу. Снег был повсюду, и такси едва двигалось в бесконечных пробках, скорее ползло, перемалывая колесами грязь. Хельда расплатилась и вышла из машины, пройдя оставшиеся пол квартала пешком, потому что движение совсем остановилось. Скоростной лифт поднял ее на сорок восьмой этаж. Секретарша спросила фамилию и попросила подождать.

- Вас примут через четверть часа, – сказала она и снова зарылась в кипу каких-то бумаг.

«Фрэнку всегда нравились секретарши, – подумала Хельда. – Секретарши и официантки. Даже как-то странно. Что он находил в них? Или они в нем? Наверное, люди просто подбираются друг к другу по интеллекту и увлечениям. Потому я и оставила Фрэнка. Или же он меня?»

Хельда вошла в кабинет доктора Милта, извиняясь за свой внешний вид.

- Просто корабль, на котором я летела, попал в аварию при посадке.

- В аварию? – оживился доктор Милт. – Надеюсь, вы не сильно пострадали?

- Я-то нет, но вот другие…

- Простите мне мое невежество, но сейчас меня заботите только вы, – сказал Милт.

Хельда промолчала, не зная, как реагировать.

- Мой посыльный сказал, что не смог найти вас.

- У меня не было денег на бизнес класс.

- Вам нужно было сказать об этом мне. Почему вы промолчали?

- Не знаю. Разве я уже принята на работу?

- Конечно. Иначе, зачем бы я стал приглашать вас? – доктор Милт поднялся из-за стола. – Хотите что-нибудь выпить?

Хельда отказалась.

***

Бартон пришел вечером и принес скромный букет алых роз.

- Здесь нет лета, – сказал он. – Поэтому, цветы почти на вес золота.

Хельда улыбнулась и отошла в сторону, впуская его.

- Доктор Милт говорил, что вы придете, – она взяла цветы. – Попробую найти, во что их поставить.

- Да бросьте так – это лишь формальность, – Бартон снял пальто и прошел в гостиную. – Вижу, уже освоились? – кожаный диван скрипнул под ним.

- Очень уютная квартира, – призналась Хельда.

- Я знаю, – он взял со стола фотографию в рамке. – Женщинам обычно не нравятся большие площади. Это вы?

- Да.

- А мужчина?

- Его больше нет.

- Нет для вас или нет вообще?

- Нет для меня.

- Хорошо, – он вернул фотографию на место.

- Что-то не так? – спросила Хельда, смущенная его взглядом.

- Доктор Милт говорил, что вы привезли с собой пару проектов?

- Хотите посмотреть?

- Пожалуй, послушать. Расскажите, как вы их представляете себе, – Бартон поднялся и по-хозяйски налил выпить. – Вам что-нибудь сделать?

- Нет.

- А зря. Это очень холодная планета.

- Я предпочитаю трезво смотреть на жизнь, мистер Бартон.

- Поэтому вы и здесь, – он подошел к ней и убрал прядь русых волос с лица. – Так вам гораздо лучше.

- Что это значит?

- Это значит, что у вас есть шанс начать новую жизнь. Здесь, – он достал сигарету и закурил. – Скажите, вы когда-нибудь думали о семье? О детях?

- Мне казалось, вы хотели, чтобы я рассказала о своих проектах.

- Ну, так и расскажите. Какой вы представляете свою будущую жизнь? – Бартон нагнулся и поцеловал ее в губы.

Она не ответила, но и не отстранилась.

- Здесь вы можете получить все, что пожелаете, – говорил Бартон, расстегивая пуговицы на ее блузке. – Вы, ваши дети и дети ваших детей, – он расстегнул на ней лифчик. – Мы понимаем друг друга?

Хельда молчала.

- Здесь ничего не происходит просто так, – Бартон взял ее руку. – Подумайте об этом сегодня ночью, когда я уйду, – он отвел ее к дивану. Брошенная в недопитый стакан сигарета зашипела.

- Нам обязательно это делать? – спросила Хельда.

- Нет.

- Но мы все равно сделаем это. Так ведь? – Хельда опустила голову и посмотрела на свою грудь. – Все равно сделаем это…


***

Нолан закурил сигарету и заказал еще выпить.

- Почему вы думаете, что я помогу вам? – спросил он Арвала.

- Потому что вы уже сделали это однажды.

- Я помогал не вам. И даже не доктору Милту. Я помогал себе, потому что за это хорошо платили.

- Так все дело в деньгах?

- Может быть.

- В таком случае мне нужны три билета, мистер Нолан.

- Вы хотите бежать с семьей? Не волнуйтесь, на этой планете не принято преследовать родственников.

- К черту семью! Всего лишь любовница и коллега.

- Любовница и коллега?! – Нолан грустно рассмеялся. – А чем же не угодили вам жена и ребенок?

- Так вы согласны?

- Только один вопрос, мистер Арвал.

- Они хьюмеры.

- И что?

- Вы бы стали жить с роботом?

- Нет, но ведь вы жили.

- Я не знал.

- И что это меняет? Разве вы не любили эту женщину, когда брали ее в жены? Разве не любили детей, наблюдая, как они учатся ходить? Знаете в чем ваша проблема? Доктор Милт убедил вас, что вы особенный, и ваша жизнь должна быть другой, но это не так. Все это иллюзия, обман, в который вам проще верить. Вспомните свою родную планету и почему бежали оттуда.

- Всего лишь три билета.

- Когда-нибудь, вам будет некуда бежать, мистер Арвал. Придется остановиться и взглянуть правде в глаза. Как вы думаете, хватит у вас сил для подобного?

- Вы издеваетесь надо мной?

- Всего лишь подготавливаю к неизбежному. Скажите, покинув эту планету, куда вы направитесь?

- Мой друг родом с Камика. Попробую поселиться там.

- Камик? Я слышал о ней. Говорят, там ценят гениев не больше, чем на Афине. Подумайте об этом, мистер Арвал. Готовы ли вы отказаться от своих привилегий здесь, рядом с бездушными машинами, которые вас окружают, ради бесславной жизни там, среди равных и, возможно, лучших, чем вы людей?

- Вы что, предлагаете остаться?!

- Почему бы и нет. Вы ведь уже однажды отказались от равенства, в угоду своих талантов. Вы предпочли зыбкие перспективы славы в обмен на тишину и теплую постель рядом с любимым человеком. Оглянитесь. Это ведь именно то, чего вы хотели.

- Вы ничего не знаете обо мне!

- Знаю, мистер Арвал. Знаю, даже больше, чем знаете о себе вы сами. И потому говорю: подумайте, перед тем как делать выбор. Хорошо подумайте. А потом приходите или забудьте о том, что мы знакомы.

***

Хельда выключила свет и подошла к кровати.

- Ты не ложишься? – спросила она мужа.

- Нет, – Арвал стоял у окна, наблюдая, как она переодевается.

«Мне все равно, – думала Хельда. – Даже если ты сейчас смотришь на меня и сравниваешь с той бабой, которую трахаешь на стороне. Все равно…» Она легла в кровать и натянула на грудь одеяло. Арвал вышел в гостиную и позвонил Ферри.

- Слушай, - спросил он, - как ты определил, что твоя жена хьюмер?

- Тебе это не пригодится.

- И все же?

- Я задавил ее машиной.

- Да, пожалуй, не пригодится, – Арвал повесил трубку и налил себе выпить.

Сын прошлепал босиком в туалет. Арвал хотел ему крикнуть, чтобы он не студился, но передумал.

- Какая разница, все равно машина, – тихо сказал он, взял телефон и позвонил Мэдж.

- Я порвала с Бартоном, – сказала она.

- Из-за меня? – тихо спросил Арвал.

- Из-за тебя… – она вздрогнула, услышав гудки. Положила трубку и посмотрела на Бартона.

- Что он сказал? – спросил Бартон.

- Ничего, – Мэдж пожала худыми плечами. – Просто повесил трубку и все. Хочешь, чтобы я позвонила снова?

- Нет. Пусть подумает, – он закурил, стряхивая пепел на пол.

- Мне кажется, он хочет сбежать, – сказала Мэдж.

- Я знаю, – Бартон устало зевнул. – С этими инженерами всегда одно и то же. Ищешь их по всему Галактике, пытаешься создать для них все условия, а им все мало и мало… И ничего не возможно предугадать. Даешь им идеальную жену-робота и живую любовницу – они недовольны. Даешь настоящих жену и детей и идеальную любовницу-машину – то же самое… – он посмотрел на Мэдж и покачал головой. – И чего им не хватает?! Черт! С этими гениями сложнее, чем с экономикой.

- Доктор Милт говорит, что ты тоже гений, – туповато улыбнулась Мэдж.

- Закрой рот, пока я не велел Хольсту разобрать тебя на запчасти, – Бартон затушил сигарету и посмотрел на телефон.

- Думаешь, он больше не позвонит? – спросила Мэдж.

- Думаю, он захочет забрать тебя с собой.

- А ты бы забрал?

- Если бы не знал кто ты, да пил поменьше… – он взял пальто.

- Может, останешься? – Мэдж подняла подол ночной рубашки.

- Да что ты за робот такой?! – Бартон выругался сквозь зубы. – Говорю же тебе: не сплю я с машинами! Не сплю! Иди к своему электронному мужу и электронным детям и жди звонка от Арвала! – он хлопнул дверью и вышел на улицу. Разбуженная собака залаяла. – Молодец, – похвалил ее Бартон. – От тебя и то больше пользы, чем от этих… – он замолчал, не в силах подобрать нужных слов…

***

Холодный ветер бил в лицо, но Тибор не чувствовал этого, потому что не был запрограммирован для подобного. Он стоял, прислонившись к фонарному столбу, наблюдая за квартирой Арвала.

- Идеальный агент, – сказал Хольст доктору Милту. – Он никогда не устанет. Никогда не усомнится в своих идеалах. Он будет исполнять порученное ему задание до тех пор, пока не добьется поставленной цели, или пока его программа не столкнется с неразрешимой ситуацией.

- И вы думаете такое возможно?

- К сожалению, да. Человеческий мозг, доктор Милт, весьма сложен. Слишком много случайных моделей поведения и непредвиденных реакций. Тибор совершеннее физически, но это отдаляет его от понимания человеческой природы. Мы можем заложить в него для анализа тысячи чувств, но в нужный момент все это может дать сбой. Слишком велик набор случайностей. Тибор не учится быть человеком, он знает как это, но не может представить себя на их месте.

- Всегда приходится чем-то жертвовать.

- Да. К сожалению всегда. Идеальных хьюмеров не существует, как, впрочем, не существует и идеальных людей.

- Неужели вы отчаялись, мистер Хольст?

- Нет, доктор Милт. Конечно, нет. Я постоянно совершенствую модель «Тибор» и изучаю ее недостатки на практике. Вчера, например, он упустил мистера Арвала, не сумев договориться с таксистом, потребовавшим двойную плату за проезд под запрещающий знак.

- Но ведь он указал нам на сообщников Арвала. И теперь, благодаря ему, мы можем предугадать следующий шаг.

- Но не Тибор, – Хольст помрачнел. – Иногда мне кажется, что я сломаю все свои мозги, пытаясь заставить его мыслить как человек!

- Не отчаивайтесь, мистер Хольст! Всему свое время. Всему свое время…

Жули отошла от двери и начала одеваться. Ей просто нужно немного побыть одной. Да. Пожалуй, это будет самый хороший предлог, чтобы уйти, а самое главное безотказный. Необходимо лишь заранее приучить всех к капризам своего настроения…

Она поймала такси и назвала водителю адрес небольшого кафе. Выпив чашку кофе, она расплатилась и вышла на улицу. Ветра не было, несильный мороз покалывал щеки. Она шла, подняв воротник и опустив голову, стараясь не встречаться с прохожими взглядом. Обледенелые тротуары блестели в лучах фонарных столбов и витрин магазинов. Жули не знала, почему делает это. Просто чувствовала, что должна, и все. Она поднялась по деревянным ступеням и позвонила в дверь Ферри. Открыла его жена. Жули изучила почти всю ее программу, но так и не поняла, как на нее воздействовать. Хьюмер всегда оставался загадкой, особенно сейчас, глаза в глаза.

- Могу я поговорить с твоим мужем? – спросила Жули, пряча за воротником краснеющие щеки.

- А вы кто? – спросил хьюмер. За костлявым плечом появилась голова Ферри. Он нервно улыбнулся и соврал жене, что нужно срочно уйти на работу…

Они сидели в пропахшем пивом баре и молча смотрели друг на друга.

- Я тебя люблю, Ферри, – услышала словно со стороны Жули свой голос.

Она говорила ему это сотню раз, но сто первый показался почему-то особенным. «Наверное, просто давно не видела», – решила она. Официантка принесла два пива.

- Нужно было заказать чего-нибудь покрепче, – Ферри потер замерзшие руки. – На улице так холодно…

- Здесь всегда холодно, – Жули откашлялась, прогоняя из голоса хрипоту. – Я хотела позвонить, но побоялась прослушки.

- Я понимаю.

- Ничего ты не понимаешь! Я сама не понимаю, зачем это делаю! – она замолчала, наблюдая, как Ферри нервно моргает. Раз – раз, два, три. Раз – раз, два, три… – Помнишь, ты предлагал мне улететь с этой планеты? – она дождалась, когда Ферри кивнет. – Предложение все еще в силе?

- Возможно.

- Тогда забери меня отсюда!

***

- Значит, вы все-таки решились, – протянул Нолан, не выпуская изо рта сигарету. Арвал кивнул. – А семья?

- Только друг и любовница.

- Что ж, надеюсь, она того стоит…

Сливаясь с толпой, Тибор наблюдал за ними. Он не мог их слышать, но это ему было и не нужно. Он читал по губам, и этого было достаточно, чтобы понять, о чем они говорят… Когда Арвал вышел на улицу, Тибор снова потерял его, потому что толпа туристов, сквозь которую успел проскочить Арвал, подхватила его и понесла обратно в здание космопорта…

Тибор выбрался на улицу и, поймав такси, поехал к дому Арвала. Большие окна были залиты светом. Хельда что-то готовила. Дети играли в гостиной. Тибор крался вдоль стены туда, где была спальня. «За каждую услугу люди берут с других людей плату, – говорила ему программа. – Все самое ценное люди обычно хранят в спальне: драгоценности, деньги, жену». Последнее слово ставило Тибора в тупик, но были еще драгоценности и деньги. Деньги – это плата за услуги… Тибор припал к заиндевелым стеклам, отогревая их своим дыханием. Комната была пуста. «Если уже вечер, а мужчины нет дома с женой и детьми, - говорила Тибору программа, - значит, он либо с друзьями, либо на работе, либо у любовницы. Друзья – это те, с кем обычно мужчины пьют пиво и сплетничают о женщинах. Работа – это то, что позволяет мужчине пить пиво, заводить друзей, обеспечивать жену, детей и любовниц. Любовница – это женщина, с которой мужчина хочет стать тем, кем не может быть с женой».

Тибор вызвал в памяти всех, с кем на его глазах Арвал пил пиво и обсуждал женщин. Список оказался мал: Ферри и капитан «И-318». Вопрос: считать ли другом Арвала Ферри, если Ферри пил водку, в то время как Арвал пил пиво? Вопрос: считать ли другом Арвала капитана «И-318», если с ним Арвал заказал пиво, но так и не сделал ни одного глотка? Программа зашла в тупик, и Тибор перешел к работе и любовнице. И снова тупик. Требовалось слишком много деталей, которых Тибор не знал. Он рылся и рылся в своих нескончаемых энциклопедиях, но так и не мог сделать выбор.

***

Мэдж положила телефонную трубку и собрала вещи. Такси отвезло ее в квартиру, которую Арвал снял специально для их встреч. Дверь скрипнула и открылась. Мэдж оставила чемодан в прихожей, прошла в гостиную и включила свет. Жули вскрикнула и, прижавшись к Ферри, попыталась прикрыть их тела сброшенным на пол пледом.

- Кто она такая? – шепотом спросила Жули, пряча под пледом.

- Должно быть, любовница Арвала.

- Любовница Арвала?! – Жули выглянула из-под пледа.

- Там Арвал, да? – спросила ее Мэдж, краснея от гнева.

- Арвал?! – Жули почему-то посчитала себя униженной.

Она отбросила плед и слезла с Ферри. Ноги дрожали то ли от страха, то ли от напряжения. Сердце то замирало, то бешено начинало биться в груди.

- Он похож на Арвала?! – Жули пыталась одеться. О чем она думала?! Чего хотела добиться?! – Какой же идиотизм! – бормотала она, натягивая юбку. Обнаженная грудь вздрагивала в такт ударов сердца. – Лифчик! – сказала Жули, толкая Ферри в бок. – Ты лежишь на моем лифчике!

- Прости, – он поднялся, прикрываясь пледом.

- Какого черта ты делаешь?! – накинулась на него Жули, срывая злость. – Натягивай штаны, а не в плед заворачивайся! – она выругалась и посмотрела на Мэдж. – Ты человек?

- Что?

- Ты человек или хьюмер?!

- Человек.

- Уже лучше, – выдохнула Жули, застегнула лифчик, но тут же снова занервничала. – Ты знаешь эту бабу? – спросила она Ферри.

- Арвал рассказывал…

- Значит, не знаешь… – Жули натянула свитер, поправила взлохмаченные волосы. – Где твой чемодан? – спросила она Мэдж.

- В прихожей.

- Открой его! – Жули не просила. Она требовала. – Черт! – сказала она, разглядывая кружевное белье. – Ты собиралась лететь на другую планету и не придумала ничего лучше, кроме как набрать кучу ненужных лифчиков и трусов?!

- Арвалу нравятся…

- К черту Арвала!

Жули вернулась в гостиную. Открыла первую попавшуюся на глаза бутылку и налила себе целый стакан. Водка обожгла горло. Руки перестали трястись.

- Что сделано, то сделано, – сказала она. Посмотрела на нелепо прыгавшего на одной ноге Ферри, который тщетно пытался натянуть брюки, и грустно улыбнулась. – Когда вы уезжаете?

- В двенадцать, – сказала Мэдж.

Жули посмотрела на часы.

- Без меня не уезжайте, – сказала она Ферри. – Я быстро. Соберу вещи и сразу вернусь.

***

Такси остановилось, и водитель осторожно сообщил пассажиру, что они приехали.

- Я знаю, – Арвал расплатился и остался один на промерзшей улице.

Какая-то женщина, скорее всего хьюмер, спросила у него, который час.

- Половина двенадцатого, – сказал Арвал и поднялся по заснеженным ступеням.

Он вошел в лифт, стараясь думать о Мэдж и выпивке, которая ждала его наверху. Мотор загудел, натягивая стальные тросы. «Все это взлеты и падения», – пронеслось в голове Арвала. Так, кажется, говорил Верн или Бартон, или Хельда… Они все уже сливались в одно искаженное ложью лицо. В одну маску, на этом безумном маскараде улыбок и холодных сердец. Маскараде, танцующей плоти и плачущих глаз, где нет ничего настоящего, лишь придуманные тобой иллюзии, в которые должен верить. Всполохи света на черном небе. Крики: «Вы видели Бога?» Ответ: «Да, он был прямо здесь. В окружении ангелов и сорока старцев, восхваляющих агнца». Ложь! Никто ничего не видел. Это был лишь свет, иллюзия, желание видеть то, что хочется видеть, и крик дурака из ожидающей крика толпы… Теплая кровать в холодные ночи. Необходимость тела под одеялом. Чужого тела, к которому можно прижаться и рассказать о всполохах света, строя планы на завтрашний день. Кувыркаться в кровати, изучая новые позы грусти. Коллективный психоз смеха по центральным каналам. Замени мозги на микросхемы и увидишь в нем смысл. Распечатка кодов контроля для каждого хьюмера, утвержденная парламентом. Тяжелый молот стучит о наковальню в кузне иллюзий. Хьюмеры маршируют в заданном им темпе. Невидимые ботинки чеканят дробь. Каблуки и шпильки. И ты уже часть этого марша. Идешь и пытаешься попасть в ритм, но не можешь. Потому что утвержденные коды не действуют. «Не считайте себя особенным!» – говорит Бартон. «А я и не считаю», – Арвал улыбается. Иногда губы теплее слов. Иногда сны дороже реальности. Иногда можно смотреть друг на друга часами. А иногда ненавидеть пять минут, когда вы вместе. Верность и доверие – такие похожие, но в тоже время разные слова. Счастлив тот безумец, который способен слепо верить. Поводырь всегда найдется и укажет путь…

Арвал вышел из лифта. Дверь открыла Мэдж. Он посмотрел на нее и почему-то снова вспомнил Бартона.

- Думал, что я не приеду? – спросила она.

- Я ни о чем не думал, – Арвал прошел мимо нее и заглянул в гостиную. – Собирайся, – сказал он Ферри.

- Нужно дождаться Жули.

- Ты спятил?! – в голове что-то щелкнуло. – Надеюсь, это не та Жули, которая живет с доктором Милтом и спит с Бартоном?

- Та, – осторожно кивнул Ферри и сказал, что у него хватит денег, чтобы заплатить за них обоих.

Арвал слушал его, вспоминая разговор с капитаном «И-318»…

- Вы хотите бежать с семьей?

- К черту семью! Всего лишь друг и любовница…

Арвал обернулся и посмотрел на Мэдж…

- Нет, капитан Нолан, извините. К черту семью! Всего лишь идиот и шлюха.

- И кто же тогда вы, мистер Арвал?

- Я? – Арвал молчал, не зная ответа.


***

«Дура! – кричала Жули самой себе. – Какая же я дура!».

- Вам не хорошо, мадам? – спросил ее таксист.

Она не ответила. Даже не услышала его. Лишь щеки вспыхнули еще более ярким огнем, нежели прежде. Если Милт увидит ее, то сразу все поймет. Милт или Бартон… Она не должна возвращаться. Теперь уже ничего не исправить. И не важно, сколько сомнений жужжит в голове. Что сделано, то сделано. Король умер, да здравствует новый король! Жули представила ликующие толпы и подумала, что сейчас было бы неплохо выпить. Такси остановилось, и она хотела выйти, но это был лишь очередной перекресток. «Не паниковать! – сказала себе Жули. – Не паниковать, чертова дура!»

Дверь в кабинет доктора Милта была открыта, и Жули, прижимаясь спиной к входной двери, слышала его голос. Она проскользнула в спальню и достала чемодан. «Что я делаю? На что надеюсь?» Вешалка выпала из ее рук и ударилась о пол. Жули затаилась. Ничего. Никто не услышал ее. Она свернула платье и убрала в чемодан. Нет. Она пришла сюда не за платьем. Не за обувью и уж точно не за нижним бельем. Ей плевать на все эти кружева и рюшечки. В конечном счете, ни один мужчина не любуется ими дольше пяти минут. Им они не нужны, лишь то, что под ними. Жули вспомнила Ферри, вспомнила Бартона, Милта и всех остальных, кто у нее был. Список показался каким-то коротким. Даже неприлично коротким. «Чертова эстафета сравнений!» – подумала Жули. Она закрыла шкаф и села на кровать. «Может, никуда не уходить? Просто сидеть и ждать, когда Милт зайдет и увидит чемодан? И что я скажу? Но разве не за этим я пришла? Найти выход. Найти оправдание. Вернуть все назад…» Жули попыталась заплакать, но вместо этого лишь сонно зевнула.

- Что ты делаешь? – услышала она голос Бартона.

Он стоял в дверях и смотрел скорее на открытый чемодан, чем на нее. «Бартона не обманешь, – подумала Жули. – Ему плевать на слова».

- Ну, не буду мешать, – сказал он.

- Подожди! – Жули прикусила губу. Чемодан все портил, но она сможет что-нибудь придумать. Какое-нибудь простое и незамысловатое оправдание. Почему она не может быть немного глупой и нелепой?

- Ты все еще можешь уйти, – сказал Бартон.

- Что? – опешила Жули.

- Собрать чемодан и уйти.

- Ах, ты об этом! – она нервно заломила руки. – А ты хочешь?

- Что?

- Хочешь, чтобы я ушла?

- Ты спрашиваешь меня?

- Да.

- В спальне Милта? – Бартон улыбнулся. – Знаешь, тебе нужно выпить, а то как-то нервничаешь и путаешься.

- Хорошо.

- Что хорошо?

- Я выпью, – Жули подошла к бару.

«Какого рожна она делает?» – кровь из прокушенной губы наполнила рот. Милт все еще разговаривал с кем-то в своем кабинете. Горлышко бутылки звякнула о край стакана.

- Не забудь лед, – сказал Бартон. Жули обернулась и посмотрела на него горящими глазами.

- Я кое-что узнала.

- Что?

- Про Арвала и Ферри, – Жули закрыла глаза и подняла стакан, начиная торги за свою жизнь ценой жизни других.

***

Метель началась, когда Арвал и Мэдж выехали из города.

- Я остаюсь, – заявил Ферри. – Если Жули придет и не застанет меня здесь, то я никогда не смогу себе этого простить.

- С чего ты взял, что она вообще придет? – спросил Арвал.

- Потому что я верю ей. Потому что она рассказала мне о Тиборе и о том, что нас ищут. Думаешь, она стала бы делать это, если не хотела уехать со мной?

- Кто их поймет, – Арвал посмотрел на Мэдж, снова вспомнил Бартона и сказал, что не собирается ждать.

- Тогда оставь мне адрес отеля и уезжай. – Ферри достал сигарету, но так и не стал прикуривать. Просто вертел сигарету в руках и думал о чем-то своем. Арвал молчал. Мэдж стояла в прихожей, переминаясь с ноги на ногу. – Не бойся. Если что-то пойдет не так, я не выдам вас.

- Да я не этого боюсь, – признался Арвал. – Твоя планета, Ферри. На кой черт мне лететь на нее без тебя?!

- А Мэдж? Как насчет ее планеты?

- Я уже настроился на Камик. К тому же, Мэдж сказала, что на ее планете слишком долгая зима. А мне этого здесь хватило…

Арвал снова попытался уговорить Ферри ехать с ними.

- Жули опаздывает всего на час.

- Зачем она вообще уезжала?

- Забрать свои вещи, наверное. Она же историк. Думаешь, ей охота бросать проделанную работу?

- Я бы бросил.

- Но она не ты, Арвал, – Ферри, наконец-то, прикурил. – И даже не Мэдж. Думаю, если бы у нее была семья, то она никогда не решилась предать ее, а тем более бросить.

- Откуда ты знаешь?

- Просто знаю и все. Она не такая, Арвал. И поэтому я буду ждать ее. Хотя бы эту ночь. И если ты мой друг, то дашь мне шанс забрать ее с собой…

Арвал снизил скорость. Подхваченный шквальным ветром снег бился в окна пикапа. Мэдж спала: милое, безмятежное лицо, вздрагивающее на неровностях дороги. Почему спелые, налитые яблоки, как правило, самые червивые? Арвал снова вспомнил Бартона. «Сердце женщины тверже, чем камень. Но сердце внутри, а снаружи все очень даже не плохо. Главное не заглядывать слишком глубоко. И не придумывать то, чего на самом деле нет».

***

Верн вошел в кабинет для допросов, сел напротив Ферри и сказал, что молчание ничего не даст.

- Вы лишь усугубляете свое положение, мистер Ферри!

- Он ничего не скажет, – Бартон достал сигарету и закурил. За толстым стеклом Верн продолжал допрос.

- Почему вы так уверены в этом? – спросил Бартона доктор Милт.

- Потому что он ждал Жули, а когда она не приехала, решил, что жизнь кончилась. Посмотрите на него. Он уже считает себя трупом.

- Значит, надежда лишь на Тибора?

- Ну, почему же. Можно использовать Жули. Думаю, сейчас лишь она способна убедить Ферри, что его единственный шанс – это сотрудничать с нами…

Верн ушел, не закрыв за собой дверь…

- Ферри, – тихо позвала Жули. Она стояла на пороге, держа в руках две чашки горячего кофе и пачку сигарет. – Я могу войти?

Он кивнул. Жули села за стол.

- Извини, забыла, какие ты куришь, – она протянула ему пачку.

- Взяла у Бартона? – спросил Ферри.

- Разве это важно?

- Не знаю, – он неуверенно пожал плечами. – Наверное, нет, – они посмотрели друг другу в глаза.

- Ненавидишь меня? – спросила Жули.

- За что?

- За то, что я сделала.

- Нужно было послушать Арвала.

- Он хотел, чтобы ты меня бросил?

- Да.

- Черт, – Жули закрыла глаза.

Ферри достал из початой пачки сигарету и закурил.

- Если ты скажешь, где сейчас Арвал, то мы сможем вернуть все назад, – сказала Жули, не открывая глаз.

- Мы? – спросил Ферри, и Жули зацепилась за это слово…

***

Такси уехало, оставив Тибора на заметенной снегом улице. Пикап Арвала остывал на стоянке. Тибор заглянул в него сквозь запотевшие стекла. Никого. Тибор вызвал из внутренней памяти определение слова «отель». «Место отдыха, разделенное на отдельные комнаты, квартиры, домики». Тибор выбрал нужное. Добавил стоянку и пустую машину…

- Почему ты решила оставить Бартона? – спросил Арвал.

- Просто решила и все, – Мэдж сплюнула в раковину зубную пасту и сполоснула рот. – Ты ведь сам хотел этого. Разве нет? – она расстегнула шерстяную кофту. – Знаешь, что у беременных женщин грудь становится больше?

Арвал промолчал.

- Хочешь, чтобы это случилось с моей? – Мэдж запустила пальцы под черный бюстгальтер. Замок расстегнулся. – Ой!

Арвал подошел к двери и проверил, заперта ли она.

- Ты не хочешь меня? – спросила Мэдж. Голос ее стал жестким. Прямой взгляд уперся в Арвала. – Я бросила ради тебя все. И если тебе есть что сказать мне, то сейчас самое время.

- Нужно выпить.

- Если ты сомневаешься, нужна я тебе или нет…

- Нужна, – Арвал налил два стакана водки, вложил один из них в руку Мэдж. – Пей.

Тяжелых мыслей стало чуть меньше.

- Хочешь, я расскажу тебе про Бартона? – спросила Мэдж.

- Зачем?

- Затем, что это не дает тебе покоя.

- И что ты мне расскажешь?

- Все, – она посмотрела на дно пустого стакана…

Прислонившись к окну, Тибор наблюдал за ними, слушал, запоминал, анализировал. Встроенная программа объясняла значения слов, поступков, жестов, отметая ненужное и оставляя важное. Когда Арвал и Мэдж занялись любовью, Тибор ушел искать для себя убежище, наблюдательный пункт, потому что полезная информация в эту ночь закончилась. Так, по крайней мере, сообщила ему программа…

Утро. Мэдж зажарила пару яиц и налила два стакана молока. Они сидели с Арвалом за столом, и она сказала, что это их первый совместный завтрак. Арвал кивнул и посмотрел на часы.

- Ждешь Ферри? – спросила она.

- Он не приедет, – Арвал встал из-за стола и подошел к окну. – Я соврал ему. Он не знает адрес этого отеля.

- А как же его планета?

- Придется найти другую. Ты никогда не хотела вернуться на родину?

- Нет.

- Почему?

Мэдж не ответила.

- Чего ты боишься? – Арвал повернулся к ней.

- Ничего, – Мэдж снова вернулась к завтраку.

- Расскажи мне о том, кем были твои родители. Расскажи мне о своем детстве.

- Нет.

- Почему?

- Потому что нет.

***

Абернати приехал утром. Оставил машину среди снежных сугробов и долго наблюдал за одноэтажным отелем. Старик-хьюмер с заложенным в сознание маразмом и склерозом вышел из маленького домика и начал кормить молчаливого пса сырым мясом. Постояльцев не практически не было, и Абернати подумал, что если бы это был не Крит, а какая-нибудь другая планета, то отель давно бы закрылся и пришел в упадок, но здесь все было иначе…

Лицо Тибора покрылось инеем. Внутренний передатчик не работал. Системы сбоили, сообщая об ошибках. Тибор жил больше месяца, а это значило, что он уже слишком стар для своей модели. Встроенная программа снова и снова выдавала запрос о возможности выйти на связь и сообщить о своем местоположении, анализировала ситуацию и откладывала требование до изменения обстоятельств…

Нолан сказал, что их будет трое: два мужчины и женщина, но Абернати видел лишь двоих. Мужчина и женщина. Возможно, заказчик и его любовница. Или друг заказчика и любовница заказчика. Можно было бы пробраться ночью к окнам и посмотреть, но это мало что даст. Женщина может спать и с заказчиком и с другом. Значит, остается только ждать. Всегда ждать, особенно когда что-то идет не так. До назначенной встречи остаются сутки, поэтому время есть…

Ночь. Мужчина открыл дверь и вышел на крыльцо. Запрокинул голову и посмотрел на небо. Одежды на нем почти не было. Абернати передернул плечами, борясь с ознобом. Холод стал ощущаться острее, словно это он сам стоял полуголый на обледеневшем крыльце…

Женщина. Она выползла из номера спустя час, после того, как выходил мужчина. «Это что, какой-то ритуал?» – ухмыльнулся Абернати. Женщина соскользнула с крыльца в снег и словно червяк, поползла прочь от номера. В ее проломленном черепе что-то искрило. «Хьюмер!» – Абернати схватил бинокль, настроил его на ночной режим…

Встроенная программа молчала. Микросхемы обледенели. Тибор смотрел сквозь щели в сарае на Мэдж и снова и снова повторял запрос, перечисляя изменившиеся обстоятельства…

Задница вверх. Задница вниз. Голая грудь скользит по снегу. Абернати даже залюбовался этим зрелищем. «В подобной работе никогда не бывает все гладко». Абернати закурил. Посмотрел на дверь, за которой остался заказчик или друг заказчика. «Зачем он привез с собой хьюмера?» Задница вверх. Задница вниз. Абернати увеличил изображение. «А кто бы ни привез?!» – подумал он, разглядывая голое тело Мэдж. Микросхемы в проломленном черепе снова выбили сноп искр. «И кто бы ни убил, узнав правду?!»

Сбой. Системы отказывали одна за другой. Тибор вышел из сарая. Смерть. Мэдж не двигалась. Конец. Он подошел к хьюмеру. Прикоснулся к нему. Датчики на пальцах не работали. Отказ. Выход из строя. Ошибка.

- Помоги мне, – прошептала Мэдж.

«Запрос к модулю управления: изменение обстоятельств». Ожидание. Микросхемы выбили сноп искр. «Изменение обстоятельств». Ожидание… Ожидание… Ожидание…

- Помоги мне, – голос Мэдж и долгое распознавание вопроса.

Обращение к внутренней памяти. «Помощь – взаимовыручка». Запрос поиска действия. Ожидание. Запрос поиска действия. Ожидание. Запрос поиска действия. Отказ. Отказ. Отказ… Сбой системы распознавания. Сбой системы обслуживания. Сбой программы анализа.

- Помоги мне!

Доступна внутренняя память. Доступен блок управления движением…

Тибор поднял хьюмера на руки и понес в свое убежище.

Глава вторая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web