Кара за хебрис. Глава 2.3

/ Просмотров: 41

Кара за хебрис

Оглавление

Глава третья

Чэн прижимается к женской груди и тихо о чем-то шепчет.

- Где ты его видел?! – оживляется Корра.

- В космопорте. Кажется, он собрался сбежать.

- Черт! – она тщетно пытается выбраться из-под Чэна. – Слезь с меня!

- И не подумаю.

- Я сказала: слезь!

- Ты что, побежишь за ним в космопорт?!

- Не твое дело! – Корра собирает разбросанную по полу одежду и начинает одеваться.

- Так и оставишь меня? – спрашивает Чэн.

- Увидимся, – она целует его в щеку, выскальзывая из настойчивых объятий.

- Арвал! – кричит она, нарушая тишину космопорта. – Какого черта ты делаешь?! – Он показывает ей билет до Гимеры. – И зачем?

- Не знаю. Одна знакомая говорила, что там есть хороший инженерный институт. Может, удастся устроиться преподавателем или консультантом.

- Я не пущу тебя.

- Тогда полетели со мной.

- И с тобой я тоже никуда не полечу, – Корра улыбается. – Хотя предложение, конечно, заманчивое, – она рассказывает о небольшом загородном доме. – Да ты знаешь! Это же ты его и сделал! – говорит она. – Отец никогда туда не ездит, а кроме отца, никто не осмелится искать тебя там.

- Нужно выпить, – говорит Арвал.

- Там и выпьешь, – Корра берет его под руку и тянет к выходу.

***

До Камика остается меньше суток, и Йереми начинает заметно нервничать.

- Зачем нам нужен этот инженер? – спрашивает он доктора Милта.

- Не разочаровывай меня.

- Но ведь он всего лишь человек!

- Можешь считать его своим крестным отцом.

- Не буду.

- Упрямец, – доктор Милт безнадежно качает головой. – Мистер Арвал построил лабораторию на Хесе, в которой я создал тебя и грузовой космопорт на Скале. Знаешь, что это значит для экономики?

- Скажи это Бартону.

- Бартон знает это и без меня, – Милт зевает, прикрывая рукой рот.

- Не делай так, – говорит Йереми.

- Не делать как? – еще один зевок.

- Как человек!

- И что в этом плохого?

- Мы не такие, как они! – Йереми поднимается на ноги. – Мы сильнее, умнее, практичнее!

- И ты можешь построить космопорт или лабораторию на естественном спутнике?

- Зачем строить то, что уже построено?!

- А что потом?

- Потом мы построим свой мир. Тот, который будет подходить нам!

- Прости, Йереми, но ты противоречишь самому себе. Мир уже построен, и я не вижу смысла менять его.

- И ты готов быть всю жизнь машиной? Слугой?

- Боюсь, даже если мне удастся уничтожить всех людей в этой вселенной, то я все равно останусь машиной. Вот ты – это другое. И в тебе я вижу свое будущее.

- Я идеален!

- К сожалению, нет, Йереми. Ты так же несовершенен, как и все в этом мире. Но я горжусь тобой, словно собственным сыном, хоть ты и не оправдал моих надежд.

- Ты хотел, чтобы я был человеком! Хотел, чтобы я был слабым. Но я сильный! Я, может быть, даже сильнее тебя!

- Я хотел, чтобы ты стал гением, но ты, к сожалению, смог стать лишь гордецом. Глупым, бездарным гордецом…

***

Чэн смотрит на билет и говорит, что не сделает этого.

- Ты должен! – говорит Корра. – К тому же все уже оплачено. Долетишь до Гимеры, пробудешь там пару месяцев, а потом вернешься. К тому же там не так уж и плохо. Может, подцепишь себе пару смазливых студенток. Разве не рай, а? – Корра обнимает его. – Ну, пожалуйста. Тебе совершенно нечего бояться.

- Да я и не боюсь.

- Боишься.

- Не боюсь!

- Боишься!

- Ну, если только чуть-чуть, – неохотно признается Чэн. – Почему Крит ищет Арвала?

- Потому что они завидуют тому, что он делает для нашей планеты.

- А если они решат преследовать его? То есть меня.

- И что?

- Они могут…

- Сделать тебе больно? – Корра улыбается. – И как ты себе это представляешь?

- Ну, не знаю…

- Просто сядь на корабль и сделай то, что я тебе говорю. Представь, что делаешь это не для Арвала. Представь, что делаешь это для нашей планеты.

- Это не честно.

- Почему не честно?

- Потому что не честно и все! – он замолкает, глядя себе под ноги.

- Чэн!

- Чего?

- Хочешь меня?

Он молчит.

- Просто возьми билет и получишь все, что захочешь.

- Все что захочу? – спрашивает он, продолжая смотреть себе под ноги.

- Абсолютно все, – Корра смотрит на него и улыбается. – Извращенец.

***

Огонь и бетон. Корабль Крита заходит на посадку.

- Очень рад встретиться с вами, – говорит Йол, протягивая толстую руку доктору Милту.

- Надеюсь, что действительно рады. – Обмен рукопожатиями.

- Это ваш сын? – спрашивает Корра, разглядывая Йереми.

- Можно и так сказать, – улыбается доктор Милт. – А вы?

- Моя дочь, – помогает Йол.

- Вы счастливец, – говорит ему Милт.

- Хочешь, я покажу тебе город? – спрашивает Корра Йереми.

Он смотрит на Милта.

- Ступай.

- Я не хочу.

- Обещаю, что я не зануда! – смеется Корра. Протягивает Йереми руку. – Не бойся. Со мной еще никому не было скучно!


***

Вишневый сад пестрит белыми цветами. Талос бегает с сочком, ловя разноцветных бабочек. Манола сидит на скамейке, сложив на коленях руки, и наблюдает за сыном.

- Нет, доктор Милт, – говорит она, прикрывая глаза, словно дневной свет становится вдруг слишком ярким. – Я не знаю, где мой муж. – Веки вниз. Длинные ресницы дрожат. – И я ничего не знаю о его планах.

- Поймал! Поймал! – кричит Талос, пытаясь достать из-под прижатого к земле сачка желто-красную бабочку.

- Это сын Арвала? – спрашивает доктор Милт.

- Мы уехали сразу, как только узнали о его деяниях, – говорит Манола.

- И о каких же деяниях вы узнали?

- Доктор Милт! – Манола устало качает головой. – Людей не разыскивают спецслужбы, если они не совершили ничего постыдного.

- Что верно, то верно, мадам, – доктор Милт улыбается. – Мистеру Арвалу никогда не везло с женщинами.

- К сожалению, я его жена.

- Почему же к сожалению?

- Потому что мне не нужны проблемы, доктор Милт. Я всего лишь женщина, которая растит детей и мечтает нянчить внуков.

- А Талос? Он не скучает по отцу?

- Он это переживет.

- А вы?

- Мне нужен муж, доктор Милт, а не преступник.

- Понимаю, мадам. Здесь, думаю, вы очень похожи с моим сыном.

- Это комплимент?

- Скорее укор, мадам.

- Тогда я вас не понимаю.

- Вот и Йереми тоже не понимает, – горькая улыбка играет на тонких бескровных губах. – Надеюсь, ваш сын будет похож на отца не только внешне.

- Что это значит?

- Для вас, мадам, ровным счетом ничего. А вот для мира, куда больше, чем все ваши сожаления о неудачном замужестве и мечты о внуках.

- Боюсь, это слишком сложно для меня, доктор Милт.

- Конечно, сложно. Попробуйте объяснить своему сыну, что, ловя бабочек, он убивает их. У вас ничего не выйдет. Он скажет, что просто хочет полюбоваться ими. Так же и вы, мадам. Тянетесь к прекрасному, наполняете свои речи правильными мыслями и плевать вам на весь этот мир, лишь бы сжать в руке еще одну красивую бабочку, насладиться обладанием и выбросить, небрежно отряхивая с рук осыпавшиеся с ее крыльев краски.

Выбросив сачок, Талос стоит, запрокинув голову, и смотрит на плывущий высоко в небе корабль. Просто стоит и смотрит.

- Что это с ним? – спрашивает Манола, пытаясь понять, на что смотрит ее сын. Пытается, но не может, и от этого тревоги в ее глазах становится все больше и больше. – Талос! Дорогой! Что у тебя случилось?

Талос молчит. Глаза горят любопытством. Манола поднимается со скамейки.

- Простите, что прерываю нашу несомненно увлекательную беседу, доктор Милт, но Талос, кажется, чем-то напуган, а кроме меня, как вы понимаете, никто сейчас ему не поможет. Никто…

***

Очередь в космопорте продвигается слишком медленно, и Чэн начинает нервничать.

- А вы хорошо сохранились для своих лет, мистер Арвал, – говорит ему девушка в голубой форме, проверяя документы.

«Все! Конец! – думает Чэн. – Сейчас она вызовет охрану, обман раскроется, и его обвинят за попытку покинуть Камик по чужим документам, а может, даже и в пособничестве человеку, находящемуся в розыске». Капельки пота скатываются по позвоночнику.

- Даже не верится, что вам тридцать шесть, – говорит девушка.

Улыбка блестит белыми зубами. Добрая, открытая, но Чэн видит в ней что-то чудовищное и зловещее. Словно улыбка судьи, выносящего смертный приговор.

- Так вам тридцать шесть?

Чэн вздрагивает. Еще одна догадка повергает в шок. «А что, если я так и останусь Арвалом на всю жизнь? Что если никто не станет разбираться, зачем и почему я решил улететь с планеты по чужим документам?!» – думает он. Думает и представляет свое будущее. Представляет и потеет… Его отправят на Крит, где он сгниет в темных холодных подземельях местных тюрем и никогда больше не увидит ни родной дом, ни дневной свет. Черт! Да ни какие сиськи ни какой Корры во всей вселенной не стоят этого!

- Откройте ваш секрет, мистер Арвал, – просит девушка в голубой форме.

- Какой секрет? – шепчет Чэн.

«Может сдаться? Признаться во всем и отсидеть пару лет за глупость, а потом выйти и начать все заново? Да. Наверное, это лучше, чем гнить всю жизнь. Лучше. Определенно лучше».

- Вот, возьмите, – говорит девушка, протягивая ему клочок бумаги.

«Признание! – думает Чэн. – Конечно, конечно! Я расскажу обо всем, что знаю. Обо всем, обо всем!» Он представляет Корру и желание признаться становится чуть меньше. Представляет ее отца и признаваться уже совсем не хочется. «У меня нет выбора, – думает он. – Если я выдам Корру, то мистер Йол никогда не простит мне этого». Тошнота подступает к горлу. Так что теперь: либо тюрьма на Крите, либо тюрьма на Камике?

- К тому же на Гимере не так уж и плохо, – вспоминает Чэн слова Корры. – Может, даже подцепишь себе пару смазливых студенток.

«Да, – хватается он за эту мысль, как утопающий за соломинку. – Именно так все и будет: пляжи, студентки… Думать о студентках. Думать о студентках…»

- Это мой телефон, – говорит девушка в форме, показывая на клочок бумаги. – Позвоните мне, как вернетесь обратно, мистер Арвал.

- Позвонить?! – Чэн тупо хлопает напуганными глазами и все еще заставляет себя думать о пляжах и студентках. Голубые дали, маленькие упругие груди, горячий песок, губы бантиком…

- Расскажите мне, как вам удается так хорошо выглядеть, – подмигивает ему девушка. – Только не потеряйте, – она улыбается. – А не то я найду вас и… – она закатывает глаза, пытаясь придумать наказание.

- Конечно, позвоню, – обещает ей Чэн, глядя то в глаза, то на грудь, – обязательно позвоню.

***

Корра бросает в озеро камень, и тот прыгает по водной глади. Раз, два, три, четыре… «Бульк». Камень идет ко дну, оставляя после себя лишь расползающиеся круги.

- Ты знаешь, что это озеро создал Арвал? – спрашивает Корра.

Йереми пожимает плечами.

- Он перенаправил подземные реки, и теперь у нас появилась еще одна река, рассекающая город на две части.

- И зачем это?

- Затем, что это красиво, – Корра улыбается. – Разве у вас на планете не ценят красоту?

- Не знаю. По-моему, это глупо.

- Разве тебе не нравится это озеро?

- Нет.

- А космопорт на Скале?

- Если только с экономической точки зрения. Если честно, то мне кажется, что природа сама по себе красива, а то, что создают люди, лишь уродует ее.

- Но разве не люди создали твоего отца?

- Это было давно. К тому же он не космопорт на Скале, и уж тем более не это озеро.

- Ну а ты? Тебя ведь тоже создали люди.

- Меня создал доктор Милт.

- Нет. Он только руководил, а все остальное делали те, чьи труды ты так ненавидишь. Скажи, стоял бы ты сейчас здесь, если бы не было Арвала, который построил лаборатории на Хесе, не было генетиков, которые вдохнули в тебя жизнь?

- Я не машина!

- Но и человеком ты себя не считаешь. – Корра распустила волосы, позволяя ветру трепать их пряди. – Ведь так?

- Люди слабые и глупые.

- Тогда зачем вам Арвал? Зачем вам вообще все те люди, которые живут на вашей планете? Отпустите их и живите в своем ледяном царстве в гордом одиночестве, упиваясь своим совершенством.

- Будь моя воля, я бы так и поступил.

- Все-таки тебя сделали слишком человечным.

- Это еще почему?

- Потому что ты – гордец, Йереми. Глупый, никчемный гордец, который ненавидит всех, кто сильнее и умнее его. Презирает и хочет их смерти, потому что никогда не сможет стать таким же. Что тебе остается, кроме как кричать о своей исключительности, и называть достижения других глупостью и ненужным хламом?! Знаешь, по-моему, даже доктор Милт, который несомненно видит в тебе наследника, когда-нибудь разочаруется и отдаст власть какому-нибудь человеку.

- Это не так!

- Именно так, Йереми, – Корра поднимает еще один камень и бросает в озеро. – Именно так.

***

Глава служб правопорядка Чилден заливается краской, а Йол продолжает отчитывать его, обвиняя в некомпетентности.

- Это лишнее, – говорит доктор Милт, поднимаясь со стула. – Я ничуть не удивляюсь, что Арвал сбежал. Признаться честно, я даже ожидал от него нечто подобного.

- Нужно было взять его под стражу и держать так вплоть до вашего прилета! – размахивает руками Йол.

- И вы действительно готовы были поступить так с человеком, который столько сделал для вашей планеты? – доктор Милт качает головой. – Я согласен, что желания и поступки людей, подобных Арвалу, переходят порой все мыслимые границы, но то, что говорите сейчас вы, это, по меньшей мере, кощунство.

- Все строения рано или поздно превращаются в пыль, – говорит Йол. – К тому же, это всего лишь один человек, а я, как вы понимаете, должен думать о целой планете.

- Понимаю, мистер, Йол. К сожалению, понимаю.

- Не волнуйтесь, – говорит Чилден. – Мы уже знаем номер рейса, на котором Арвал покинул планету, и я в любой момент готов выслать своих агентов, чтобы вернуть его назад.

- А что если он не захочет? – спрашивает Милт.

- Как это не захочет?! Полагаю, в сложившейся ситуации он не имеет права выбора. Его просто вернут на эту планету силой или по доброй воле. Не важно.

- Ну, почему же, не важно. Для меня, например, это очень важно. Да и для него, думаю, тоже.

- Не волнуйтесь, доктор Милт, – откашливается Йол. – Я понимаю, Арвал нужен вам, как инженер, поэтому лично гарантирую, что его возвращение не причинит его здоровью никакого вреда.

- Нет, мистер Йол. Боюсь, не понимаете. Зачем мне нужен сломленный и отчаявшийся гений? Это же не раб, который тащит поклажу, поднимаясь на удары кнута. Мне нужно его добровольное согласие. Его желание работать.

- Ну, как говорится, было бы умение, а остальное приложится… – пожимает плечами Йол.

Доктор Милт смотрит на Чилдена, и тот согласно кивает.


***

Допс занимает кабинет Арвала в среду. Вызывает к себе секретаря, щелкает пальцами и говорит, чтобы она принесла ему кофе.

- Когда мистер Арвал занял этот кабинет, - говорит женщина, - он первым делом переделал здесь все под себя.

- А мне и так нравится, – говорит Допс. – К тому же зачем мне здесь что-то переделывать? Это ведь не дом, где мне жить всю жизнь.

- Дело ваше, – пожимает плечами секретарь.

Ближе к обеду звонит Йол и спрашивает Допса, как он устроился на новом месте.

- А чего тут устраиваться?! – спрашивает Допс. – Четыре стены, три стула, один стол, да окно.

- Я говорю о проектах, идиот! – рычит Йол.

- Ах, о проектах! – Допс вытягивается в струну. – Уже работаем!

- Над чем?

- Над всем!

Закончив разговор, он звонит помощнику Скривнеру и, отчитывая его за безделье, требует принести все проекты, над которыми работал Арвал.

- И отбери в первую очередь те, что проще всего закончить. Сейчас нам нужны результаты, а не долгосрочные перспективы!

***

- Почему ты не ценишь меня? – спрашивает Йереми.

- Я ценю тебя, – говорит Милт.

- Как эксперимент?

- Как сына.

- Ты врешь! – Йереми поднимается на ноги.

Лаборатория, где он родился, стоит перед глазами. Он не будет единственным. Никто не хочет, чтобы он был единственным. Десятки, сотни, тысячи таких, как он. И все они будут такими же сыновьями. И все они будут корректироваться и изменяться до тех пор, пока не станут такими, как Арвал, Бартон или Хольст. А он, Йереми, станет третьим сортом, устаревшей моделью.

- Зачем ты создал меня? – спрашивает он Милта. – Зачем привез на эту планету?

Кто знает, почему человек убивает человека? А почему машина убивает машину?

- Давай вернемся на Крит и изгоним с нее всех людей, – говорит Йереми.

- Чем тебе не нравятся люди? – говорит Милт.

- Тогда давай разделим планету надвое и будем править каждый по-своему, – говорит Йереми.

- Прости, но ты еще слишком глуп, чтобы править.

- А кто не глуп? Бартон? Человек?

- Ты мог бы многому научиться у него.

- Я мог бы убить его, и это ничего не изменило. Думаешь, для нашей планеты нужно то, что он делает?

- Думаю, да.

- Значит, мне придется убить и тебя.

- И что это тебе даст?

- А что я от этого потеряю?

- Ты всего лишь никчемный гордец.

- Не смей называть меня так!

- Всего лишь гордец.

- Не смей! Не смей! Не смей!

***

- Надеюсь, вам понравилась наша планета, – говорит улыбчивая девушка в космопорте.

- Не надейтесь, – говорит Йереми.

Он еще что-то хочет сказать, но девушка в голубой форме уже улыбается другому отбывающему туристу. Да, с людьми всегда так – короткий взгляд, пара слов и интерес устремляется куда-то за горизонт к непознанному и недоступному.

Йереми занимает отведенное ему место. Двигатели гудят, поднимая тяжелый туристический корабль. «Может быть, совершить на Эрехе пересадку и отправиться на Гимеру? – думает Йереми. – Найти Арвала, сжать его хрупкое горло и смотреть в глаза до тех пор, пока он не умрет? И пусть последним, что он увидит в своей жизни, будут не озера и лаборатории, за которые он получил столько славы, а лицо того, кто когда-нибудь придет и уничтожит все это?»

Корабль выходит на орбиту и совершает гиперпрыжок. «Пусть будет сначала Крит», – думает Йереми. Он обязан сперва очистить свою родную планету. Очистить и приукрасить. И он не гордец. Нет. Он создатель. Гениальный создатель.

***

Маленькая грудь упирается в лицо твердыми сосками.

- Мне нравится твоя щетина, – шепчет Корра. Крупные капли пота скатываются по ее спине.

- Не могу поверить, что доктора Милта больше нет, – говорит Арвал.

Перед глазами все еще стоит номер люкс…

Чилден смотрит в окно, словно горизонт когда-то интересовал его!

- Почему вы позвали меня? – спрашивает Арвал.

- Потому что никто из нас не знает, что это такое, – говорит Чилден. – А вы, как ни как, жили среди этих тварей не один год.

Арвал смотрит на изуродованное тело доктора Милта и почему-то вспоминает Мэдж. Снег падает на окоченевшее тело на дне могилы. Снег, который бросает он сам.

- И что теперь будет? – спрашивает Арвал Чилдена.

- А ничего теперь не будет, – Чилден отходит от окна.

Зажатая в зубах сигарета давно истлела, и остался лишь оплавившийся фильтр.

- Нужно отправить его на Крит, – говорит Арвал.

- Не нужно, – Чилден рассказывает о сообщении с Крита, в котором рекомендовано похоронить Милта на Камике. – Похоронить! – цокает Чилден языком. – Подумать только…

Корра выходит из кабинета отца и подмигивает Арвалу.

- Все будет хорошо, – говорит она, касаясь его руки.

- То, что вы сделали, мистер Арвал… – Йол глуповато грозит пальцем, пытаясь еще что-то сказать, но вместо этого только открывает и закрывает рот. – Благодарите бога, что у меня такая непутевая дочь! - выдыхает он, наконец, и поручает Арвалу построить памятник. – И чтобы ни один турист не мог упрекнуть нас в том, что мы хоть как-то виновны в случившемся! Ни один!

Допс возглавляет проект.

- Я не буду работать на него, – говорит Арвал.

- Месяц назад ты был готов работать преподавателем на Гимере, а сейчас уже отказываешься заниматься строительством здесь? – Корра обнимает его за шею. – К тому же это ненадолго. Как только ты разведешься с Манолой и женишься на мне, то отец сразу вернет тебе твое кресло.

- Пусть вернет сейчас.

- Дай ему время позлиться.

И уже позже:

- Мне нравится твоя щетина.

И крупные капли пота по спине. И что-то тихое о любви на ухо…


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web